Чакветадзе: Стулья сносило, пальмы ломало, а мы всё играли

5 марта отмечает день рождения Анна Чакветадзе. За несколько дней до этого события экс-пятая ракетка мира, победительница восьми турниров WTA в одиночном разряде, в том числе Кубка Кремля - 2006, а также обладательница Кубка Федерации - 2007 и 2008 стала гостем редакции «Чемпионата». Анна ответила на вопросы журналистов и читателей о лучших моментах своей спортивной карьеры, о тонкостях комментаторской работы и поделилась своими мыслями о развитии тенниса.

«Здравствуйте, я медведь»
- Анна, как вы относитесь к дню рождения? Что для вас означает этот праздник?
- Всегда было по-разному. На самом деле, у меня ситуация изменилась после того, как я перестала заниматься профессиональным спортом. Так получилось, что мой день рождения всегда попадал на турнир в Индиан-Уэллсе и соответственно на турнире полноценно отмечать не получалось из-за того, что были тренировки, матчи и так далее. В прошлом году я отметила день рождения с размахом со своими друзьями в Москве, в одном увеселительном заведении. Что будет в этом году, я пока не знаю, есть два варианта развития событий. Но это точно будет не Индиан-Уэллс.

- Как вообще у теннисистов принято отмечать день рождения на турнирах?
- Обычно организаторы турнира дарят тортик, игроки с ним фотографируются, и на этом, в принципе, празднование заканчивается. На самом деле, если у тебя завтра матч, то никто отмечать и не будет. Но иногда бывает, что день рождения приходится на паузу за пару дней до турнира, тогда можно позволить себе встретить его и отметить с друзьями-теннисистами.

- В туре теннисисты обычно поздравляют друг друга или это не принято?
- Поздравляют. Я помню, мне Лена Веснина принесла в номер шарики, открытки. Было очень необычно. Так меня ещё никто не поздравлял на турнире, а Лена у нас такая выдумщица - любит поздравлять и вообще всегда помнит про все дни рождения. Она большая молодец.

- Поклонники как-то вас удивляли?
- В основном дарили цветы и мягкие игрушки. Ничего особенного.

- Кстати, сколько мягких игрушек у вас скопилось дома по окончании карьеры?
- Ой! Я не считала, но мой любимый мишка до сих пор сидит на диване в компании с другим медведем, подаренным мне в детстве. Я вообще любила мягкие игрушки. У меня даже была забавная история, связанная с этим. На официальном логотипе турнира в Стэнфорде есть медведь. И соответственно этот талисман, большой Мишка, ходит по стадиону, развлекает гостей, подходит к теннисистам, мы с ним даже сфотографировались. Мне он так понравился, я его обнимала, за ушко трепала. А потом в зоне для игроков ко мне подошёл молодой человек и говорит: «Здравствуйте, я Сэм. Я медведь». И я поняла, что там скрывалось что-то большее.

«Не грущу, а вспоминаю всегда с теплом»
- Вы упомянули Елену Веснину. Понятно, что все вы были конкурентками на корте, но всё же с кем-то вы дружили в туре? С кем-то больше поддерживали отношения? Или, допустим, с кем-то поссорились после матча?
- Да бывало даже, когда в паре между собой ссорились партнёры, не только в одиночке. Вообще, конечно, сложно дружить в профессиональном туре, из-за того что всё-таки там каждый сам за себя, это не командный вид спорта. Очень большое значение имеет настрой, какая-то рутина - допустим, перед матчем ты не можешь себе позволить какое-то лишнее общение, хотя иногда хочется. Но есть, наоборот, другие игроки, как Елена Янкович, которые приезжают на стадион за пять часов до матча, со всеми общаются, они наполняются энергией и потом это всё выплёскивают непосредственно на матч. Но в основном, так как это личный вид спорта, все, можно сказать, расходятся по своим углам. Особенно когда важные соревнования. В команде всё гораздо проще, конечно, - там другая атмосфера, ты понимаешь, что играешь за страну, что это всё ответственно, и чувствуется поддержка команда. А на личных турнирах я со всеми россиянками поддерживала хорошие отношения - Леной Дементьевой, с Леной Весниной, с Машей Кириленко. С Викторией Азаренко мы пару вместе играли. Сложно кого-то одного выделить, всё-таки я уже три года не играю.

- Спустя эти три года как вы вспоминаете о теннисе? Может быть, с горечью и грустью?
- Сколько можно вспоминать с горечью? Горечь была, конечно. Я думаю, что этот этап нужно проходить всем профессиональным спортсменам - всё-таки мы не можем всю жизнь посвятить своему любимому делу, рано или поздно оно должно заканчиваться. Конечно, есть своеобразный переходный период из-за того, что нужно несколько ломать свой привычный график. Например, я вообще никаких физических нагрузок последнее время не испытываю - даже в тренажёрный зал не хожу, потому что, во-первых, здоровье не совсем позволяет, а во-вторых, идёт перенасыщение физическими нагрузками, и понимаешь, что в жизни можно делать что-то другое. Я не грущу, а вспоминаю всегда с теплом, с каким-то воодушевлением. Когда вспоминаешь какие-то выигранные турниры, понимаешь, что эти мысли всегда будут тебя двигать вперёд на какие-то новые подвиги.

- Просмотр тенниса сейчас сильно вас захватывает?
- Ну, я же комментирую теннис, поэтому пройти мимо экрана я точно не могу. На самом деле я слежу в последнее время за результатами. Очень интересно, что когда я сама играла, я не всегда смотрела теннис и многие результаты пропускала - они мне были не интересны. Сейчас, я как настоящий теннисный эксперт, знаю все результаты, и даже когда теннис не транслируют, я стараюсь следить за тем, как идут турниры, и мужские в том числе.

- Восприятие тенниса у вас изменилось из-за того, что теперь постоянно его смотрите только со стороны?
- Нет. Не изменилось. Я всё-таки знаю этот мир изнутри. В любом случае, я частенько смотрела, как играли мои соперницы. Не всегда можно было остаться на кортах и посмотреть на них, но я смотрела их игру по телевизору, мне было интересно разбирать их игру. Это как-то сейчас воплощается в работу, потому что я комментирую и также пытаюсь ловить какие-то мелкие нюансы и моменты.

«Самое сложное - комментировать мужские пятисетовые матчи»
- Что самое сложное в комментировании?
- Самое сложное - комментировать мужские пятисетовые матчи. Я до сих пор не встречала ни одного человека, который смотрит мужской пятисетовый матч от начал до конца, не отрываясь. Есть люди, которые смотрят с третьего сета, или решающую партию, но чтобы с начала до конца - таких людей лично я не встречала. Может быть, они и есть.

- Какие мысли у вас возникают, когда затянулся подобный марафон?
- На самом деле, я считаю, что мужской теннис был бы интересен, если бы они всегда играли матчи из трёх сетов, потому что пять сетов, особенно на грунте, смотреть очень сложно. Думаю, что WTA и ATP всегда будут стараться как-то совершенствовать игру, делать её интереснее. Например, в WTA сделали on court coaching. Мне кажется, что это внесло определённый интерес - всё-таки всем хочется послушать: что же там тренер говорит своему подопечному. Сейчас они говорили о том, что хотят уровнять призовые и тогда пусть женщины играют из пяти сетов. Но я считаю, что физически это очень сложно, сейчас очень много травм, особенно у игроков из десятки, потому что они обязуются перед WTA играть определённое количество турниров. Даже если они себя чувствуют не так хорошо, им всё равно нужно ехать, там они усугубляют травму и так далее. Я считаю, что продвигать спорт очень важно, но всё-таки нельзя забывать об игроках, которые физически нагружаются по максимуму, и им тоже нужно дать отдых.

- Это подслушивание диалога игрока с тренером не является ли нарушением частной жизни теннисиста?
- Ну, насколько я знаю, тренерам, выходящим на корт, вешают микрофоны. Соответственно, все слышат, что он говорит, и что ему отвечают - тоже. Не всегда, конечно. Видна эмоциональная реакция игрока - слушает ли он или сидит со стеклянными глазами и делает вид, что сам всё знает. Интересно за этим наблюдать. Я думаю, такие вещи всегда будут привлекать зрителей.

- То есть думаете, что телевидение будет двигаться в этом направлении реалити-шоу, на ваш взгляд?
- Для спорта, думаю, это будет полезно для того, чтобы привлекать больше фанатов.

- Елена Веснина говорила, что Андрей Чесноков иногда забывает, что на нём есть микрофон.
- Наверное, есть такие люди. Мне сейчас сложно вспомнить. На самом деле все дают разные советы. Здесь сложно предугадать, что скажет тренер. В основном это банальные вещи. По технике и психологии. Понятно, что по технике тяжело подсказать, так как нужно делать акцент на психологическом состоянии из-за того, что не все могут технику менять во время матча. В основном подсказки связаны с психологическими аспектами игры. Чесноков вообще интересный тренер. Иногда его манеры вызывают странные эмоции, но он хороший эксперт.

- Как вы выкручиваетесь, когда кто-то нецензурно выругался в эфире?
- У меня есть мой партнёр по эфиру. Он давно работает, всё делает профессионально, а я ему помогаю.

- Как вы считаете, может, стоит вовсе отменить тренерские перерывы? Ведь на «Больших шлемах» их нет.
- Я думаю, что их нужно сохранить, и как раз хотелось бы, чтобы это правило было на всех турнирах. Если игроки привыкли вызывать тренера на всех турнирах, то должны делать это постоянно, а не подстраиваться под масштаб соревнования.

- Остались ли игроки в женском туре, которые так и не вызывали тренера на корт?
- Спортсменам нужно время, чтобы привыкнуть к нововведениям. Некоторые правила воспринимаются в штыки, но если оно есть, то им всё-таки начинают пользоваться. Просто нужно время, чтобы успокоиться. Я знаю, что Серена Уильямс редко вызывает тренера. Вообще раньше у неё всегда были записочки, которые она писала. Однако даже ей нужен совет. В основном это правило рассчитано на психологические моменты.








>> Из своего кармана Кинг выплатит миллион долларов. Адвокат о деле Кинг Рябинский >> Тольятти и Самара простились с Михалевым >> Якин: У Спартака свои счёты с Краснодаром